Провинция - Северо-Запад
Скачать свежий выпуск газеты: № 55 (1079)
Архив газеты PDF версии
Газета «Провинция. Северо-Запад». Еженедельник Волховского района Ленинградской области.
История
1035 0 (Комментариев)

Генрих Осипович Графтио: страницы жизни. Генрих Графтио и история его проекта. Часть 10

К 150-летию со дня рождения Г.О. Графтио,
Главного инженера Волховской ГЭС

(Продолжаем рассказывать о судьбе Генриха Осиповича Графтио. Начало можно прочитать на нашем чайте: Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5Часть 6Часть 7Часть 8, Часть 9)

Генрих Графтио и история его проекта

В 1906 году Генрих Осипович поступил в русское электрическое общество «Вестингауз», где работал по 1911 год сначала помощником главного инженера, а затем главным инженером. Проектировал и строил первую очередь Петербургского электрического трамвая и других электрических установок этого общества.

Под его руководством построены паровая станция с тремя паровыми турбинами, пять трамвайных подстанций, три вагонных парка, около 100 км линий контактных проводов и оборудовано свыше 100 моторных вагонов. Кроме того, введены в эксплуатацию паровые турбины на Большой Ярославской и Орехово-Зуевской мануфактурах.

С 1907 года он читал курсы и руководил дипломными проектами по электрификации железных дорог и по гидроэлектрическим силовым установкам в Петербургском электротехническом институте. В 1911 - 1914 гг. Г.О. Графтио состоял инспектором министерства путей сообщения по строительству Ораниенбаумской электрической железной дороги, а с 1914 г. назначен членом инженерного совета этого министерства.

С 1915 по 1918 гг. работал заведующим электротехнической частью (по электрификации железных дорог) Управления железных дорог и правительственным инспектором на строительстве Южно-Крымской электрической железной дороги Севастополь – Ялта – Алушта. Кроме того, с 1912 г. состоял членом министерской комиссии подвижного состава и тяги.

Ознакомившись с планом соединения Иртыша и Камы для вывоза дешёвого сибирского хлеба на Запад, предложил возвести на этом водном пути несколько гидростанций (Д.Е. Славентатор). В 1912 – 1913 гг. разработал проекты силовых установок и линий передачи электроэнергии на реках Чусовой и Исети. В 1913 – 1914 гг. руководил составлением проекта Курманпохианской ГЭС мощностью в 300.000 л.с. из озера Сайма в обход водопадов реки Вуоксы для снабжения электроэнергией Петербурга.

К сожалению, многие проекты и предложения Г.О. Графтио не встретили поддержки. Его время наступит чуть позже. А он, поддерживаемый любимой женщиной и женой, твёрдо в это верил, а мы теперь знаем, что мысли материальны.

Кроме сопротивления иностранных электрических монополий, было ещё обстоятельство, препятствующее развитию гидроэнергетики в России: право владения энергией российских рек. Согласно этому праву, участки рек, пригодных для сооружения ГЭС, принадлежали владельцам береговых участков. Использование их было возможно или частными владельцами, или с их разрешения.

Это право позволяло собственнику не соглашаться на какое-либо строительство на их территории. Возможность принудительного использования водных источников и земель, необходимых для устройства гидросиловых установок, отсутствовала. Возникли не только понимание, но и предложения о необходимости принятия такого закона.

Инженер Карл Павлович Литовченко в книге «Волхов и концессия на утилизацию его энергии», вышедшей в 1908 г., писал:

«Путаница правовых взаимоотношений по нашему устаревшему водному праву является главной, если не единственной причиной, вследствие которой это национальное богатство на миллионы рублей ежегодно уносится в море. Такой порядок вещей не может, разумеется, продолжаться бесконечно. Пересмотр наших гражданских законов неизбежно внесёт ряд новых норм, касающихся промышленной утилизации энергии падающей воды, в соответствии с современными требованиями жизни, науки и техники. Жизнь идёт теперь своим более быстрым темпом, ей не время, конечно, ждать пока новые законодатели создадут новые законы».

Пересмотр законов, тормозивших строительство российских гидростанций, совершился после октября 1917 года. Но до этих событий было ещё далеко, а пока российский инженер Генрих Осипович Графтио делал всё возможное для начала широкой электрификации России. Была ещё одна мечта-идея, не дававшая ему покоя в эти годы: проект Волховской ГЭС, к которому он возвращался постоянно.

Среди множества проектов, проект Волховской ГЭС сыграл ключевую роль в жизни Г.О. Графтио. Достоверно можно сказать, что первое, документально подтверждаемое приближение Генриха Осиповича к проблеме использования энергии Волховских порогов, произошло во время работы Первого Всероссийского электротехнического съезда. Недавно вернувшийся из-за границы молодой инженер принял в этом форуме активное участие. 29 декабря 1899 года он внимательно слушал доклад В.Ф. Добротворского об «Электропередаче силы порогов Волхова, Наровы, Иматры в Санкт-Петербург» (Впервые с этой темой Добротворский выступил в Императорском Русском техническом обществе ещё 13 мая 1894 г. – Н. Карелин).

В докладе содержался проект Волховской гидростанции, которая займёт важное, определяющее значение в жизни Генриха Графтио.

Позже, в 1901 году, тщательно изучив проект В.Ф. Добротворского, он писал: «Много интересных данных статистического характера. Но большая половина проэкта представляет сплошную галиматью».

Такая необычайно резкая оценка не свойственна для интеллигентного и достаточно сдержанного Г.О. Графтио. Справедливости ради отметим, что данная реплика появилась в личных записях и не предназначалась для печати. Однако это серьёзное замечание сформировавшегося инженера, прошедшего фундаментальную научную и практическую стажировку за границей.

Второе приближение в проблеме использования энергии Волхова состоялось в 1901 году. В это время Г.О. Графтио несколько месяцев работал в Петербургском округе путей сообщения по вопросу использования гидроэнергии Волховских порогов. Результатом работы явился его первый проект волховской силовой установки, выполненный в 1902 - 1903 гг. (Н.А. Караулов).

Интересен факт, что Генрих Осипович в тот период вместе с инженерами Н.А. Карауловым и А.М. Рундо занимался проектом электрической тяги судов на приладожских каналах.

Большое значение в решении вопроса об использовании гидроэнергии Волхова имело строительство железной дороги в Приладожье. Исследователи железнодорожного транспорта отмечают следующие примечательные для предыстории Волховской ГЭС факты.

Во-первых, для обеспечения кратчайшего выхода к Великому Сибирскому пути с Северо-Запада было решено провести железнодорожную линию Петербург – Вологда - Вятка. Высочайшее повеление о строительстве состоялось в 1902 году. Проектируемая трасса должна была пролегать по сильно заболоченной местности. Серьёзное препятствие представляла и река Волхов.

Рассматривались три варианта прокладки железной дороги. Комитет управления по сооружению железных дорог высказался за северный вариант. Он удлинял путь на 9 км, но обходил болото около реки Волхов и более удачно пересекал её ниже Петропавловских порогов.

Здесь уже давно планировали сооружение плотины и шлюзов, а в конце XIX – начале ХХ вв. – гидроэлектростанции. 1 января 1906 года через станцию Званка и новый мост пошли первые поезда на Вологду.

Во-вторых, была ещё одна долговременная причина, решившая исход дела. Планировалось строительство железной дороги сначала до Петрозаводска, а затем до Мурмана.

Идея сооружения железной дороги от Петербурга к незамерзающему Кольскому заливу возникла в 1894 года. А в 1895 году проводились изыскания в направлении Петербург – Петрозаводск – Кемь через Старую Ладогу и Лодейное Поле с пересечением реки Свири у села Важины. Однако эти исследования не в полной мере учитывали местные экономические интересы и носили предварительный характер.

В связи со строительством в начале ХХ века Петербурго - Вятской железной дороги возник вопрос о взаимной увязке её направления с трассой будущей линии на Петрозаводск. Её сооружение планировалось начать в 1903 году.

В соответствии с ходатайством Олонецкого губернского и Новоладожского уездного земств предполагалось, что участок линии от Петербурга до реки Волхов (длиной 128 км) будет общим для Петербурго - Вятской железной дороги и Петрозаводского хода.

С этой целью трасса на подходе к Волхову значительно отклонялась от своего прямого направления на Тихвин и пересекала водный рубеж ниже порогов в деревне Дубовики. Земства исходили из того, что общие участки до Волхова и мост для обоих направлений значительно облегчат и удешевят сооружение линии Петербург - Петрозаводск.

В-третьих, представляют интерес и вопросы о выборе направления и пункта примыкания Петрозаводской линии к Петербурго - Вятской дороге в пределах Приладожья. Комиссия отстаивала вариант, согласно которому трасса от пересечения Волхова шла далее по его правому берегу на Новую Ладогу. Выйдя возможно ближе к Новой Ладоге, линия должна была пройти через Сясьские Рядки и устье реки Свири и направиться через Олонец к Петрозаводску.

Комиссия считала, что, несмотря на удлинение трассы на 6 км, этот вариант в большей степени соответствует главной цели: соединить железной дорогой наиболее важные в экономическом отношении пункты края, тяготевшие к Петербургу.

К ним, в первую очередь, относилась Новая Ладога, расположенная в узле Мариинской, Тихвинской, Вышневолоцкой водных систем. В окончательном варианте предусматривался отход железнодорожной линии от Волховского моста через Лодейное Поле на Петрозаводск. Этот проект впоследствии был реализован. Строительство же Олонецкой железной дороги от станции Званка до Петрозаводска длиной 282 км началось в 1913 году.

Третье соприкосновение Г.О. Графтио с Волховом произошло в 1909 году, когда он прошёл по реке на служебном пароходе министерства путей сообщения (Г.А. Береснев, Ю.П. Громов).

В поездке он познакомился с бурными волховскими порогами, храмом Архангела Михаила, новым железнодорожным мостом, тяжёлым трудом лоцманов и значением для них Николая Чудотворца. Во время этого плавания Генрих Осипович окончательно решил, где наиболее целесообразно с экономической, технической и эстетической точек зрения строить Волховскую гидроэлектростанцию.

В 1910 – 1911 гг. произошёл четвёртый подход Г.О. Графтио к проблеме использования энергии Волхова, результатом которого явился его второй проект Волховской ГЭС. От предыдущих он отличался большей продуманностью, инженерным расчётом, привязкой к местности, использованием технических открытий.

Новый проект был вызван следующими обстоятельствами. В 1910 году появилась идея об электрификации Петербургского железнодорожного узла. Для выполнения этой задачи не хватало электроэнергии. Поэтому возникла потребность в её дешёвом источнике.

В 1910 – 1911 гг. министерство путей сообщения (МПС) вновь обратилось к идее использования энергии волховских порогов. Была создана особая комиссия, намечена схема электрификации ж.-д. узла, проведены новые изыскания и съёмки Волхова и озера Ильмень (гидрологические, гидрографические, геологические) и разработан эскизный проект Волховской ГЭС.

Полученные данные послужили материалом для последующих проектов шлюзования и использования энергии Волхова. Работы проводились под руководством инженера Евгения Александровича Палицына, который предложил своё решение вопроса.

Инженер Ф.Я. Нестерук изучил проект Е.А. Палицына. Он писал, что по проекту ниже Петропавловских порогов намечалось возведение плотины высотой 13 м. С её помощью предполагалось поддерживать сначала подпор воды в 11 м. Затем, по мере приобретения затопляемых прибрежных земель, перейти к напору в 13 м.

Судопропускные устройства проектировались в виде трёхкамерных шлюзов на правом берегу.

Здание гидростанции планировалось расположить в реке с примыканием к глухой части плотины. Напряжение линии электропередачи предусматривалось в 110 кв. Срок возведения сооружений с оборудованием – не менее четырёх лет.

Стоимость работ, при высоте напора 13 м и наименьшей мощности гидростанции (25 тыс. квт.), составила бы 20,3 млн. рублей. Здание станции с оборудованием – 4,5 млн. руб. и отчуждение земель – 2,5 млн. рублей. Предполагалось: строительный капитал будет реализован путём выпуска специального 4,5 % займа, погашаемого в течение 67 лет. Гидростанция предназначалась для параллельной работы с паровыми электростанциями в Петербурге. В данном случае её мощность могла повыситься до 30 тыс. квт.

Г.О. Графтио принял деятельное участие в начавшихся работах. Он составил свой эскизный проект Волховской ГЭС, одобренный Управлением внутренних водных путей сообщения. В 1910 году он выступил с докладом в Обществе инженеров-электриков Электротехнического института об использовании реки Волхов и о разработанном им проекте Волховской гидроустановки. Доклад был аргументирован точными техническими выкладками и выслушан с большим вниманием.

С резким заявлением выступил лишь профессор Г.К. Мерчинг – преподаватель электротехники. Он сомневался в возможности электропередачи напряжением в 110 тыс. вольт, т.к. ни один такой случай ему не был известен. Председатель Инженерного совета, сделав телеграфный запрос, поддержал Г.О. Графтио в том, что передача электроэнергии напряжением в 110 тыс. вольт не только реальна, но уже осуществлена. Доклад был одобрен, но дело дальше не пошло.

Генриха Осиповича пригласили работать консультантом в «Общество электропередачи сил водопадов», основанное известным петербургским промышленником Алексеем Путиловым. Однако строить электростанцию на Волхове не торопились (Г.А. Береснев, Ю.П. Громов).

В 1912 году вышла книга инженера Е.А. Палицына, посвящённая Волхову. Её появление было связано с проектом электрификации петербургского железнодорожного узла. Евгений Александрович писал о том, что промышленность севера России и Прибалтики потребляет громадное количество иностранного угля. Ввоз его быстро увеличивался. Поэтому судьба российской промышленности находится в чужих руках. Такое положение угрожало безопасности России.

Е.А. Палицын высказал обоснованные опасения, что если неприятельские военные суда появятся в Балтийском море, то Петербург, весь Северный и Прибалтийский районы останутся при ничтожном количестве угля. Петербург окажется без света и воды, а сообщение столицы с внутренними губерниями империи будет, если и возможным, то весьма затруднительным. Кроме того, в столь горячее время прекратят свою деятельность военные и адмиралтейские заводы.

Евгений Александрович пришёл к выводу, что в интересах государственной безопасности Россия должна обеспечить себя отечественными источниками энергии, в частности, дешёвой гидроэнергией. Например, Петропавловские пороги Волхова способны дать Петербургу электроэнергию в 22 тыс. л.с. Использование озера Ильмень, как запасного водохранилища, увеличит эту цифру вдвое.

В 1912 году волховский проект был разработан детально. Е.А. Палицын рассчитал проект плотины и шлюза со всеми гидравлическими расчётами. Г.О. Графтио – здание силовой установки с электромеханическим оборудованием (включая аванкамеру с ледозащитной стенкой и водоспусками), линию передачи в 110.000 вольт и главную понижающую подстанцию в Петербурге. Он же предложил и расположение сооружений, выполненное в 1926 году.

Замысел Волховской ГЭС отличался высокой технической культурой. Всё было необычным в этой российской гидросиловой установке: и её мощные турбины, и расстояние электропередачи в 122 км, и напряжение в 110 тыс. вольт, самое высокое для гидростанций России того времени.

По утверждённому проекту река Волхов ниже Петропавловских порогов преграждалась водосливной плотиной. Её продолжением являлось здание станции, примыкавшее к правому берегу реки под углом в 30 градусов. Пропуск судов предполагалось осуществлять через однокамерный шлюз на правом берегу, а сброс избыточных вод – через дополнительный водоспуск между нижним краем станции и нижней головой шлюза.

Мощность силовой станции планировалась в 60.000 л.с. с применением восьми горизонтальных турбин по 7.500 л.с. Проект был рассмотрен в ряде технических совещаний при Управлении внутренних водных путей МПС и одобрен полностью, за исключением плотины. Она, спроектированная в виде водоспускной со щитовыми отверстиями, заменялась водосливной плотиной.

В своих работах 1912 – 1913 гг. Г.О. Графтио путём сопоставления отдельных вариантов электроснабжения Петербурга доказывал целесообразность комбинированного использования гидроэнергии с электроэнергией тепловых станций (В.Н. Шевцов, И.С. Смирнов).

Появление Волховского проекта вызвало тревогу среди новгородских помещиков. Если раньше были лишь попытки улучшения судоходства по Волхову, то теперь шли подготовительные работы к строительству плотины, гидростанции и шлюза. Землевладельцы береговых участков серьёзно забеспокоились.

Новгородская губернская земская управа представила земскому собранию особый доклад: «О шлюзовании Волховских порогов и о могущих произойти от сего вредных последствиях в виде затопления земель и имуществ в весьма обширных местностях Новгородского края» (Д.Е. Славентатор).

В докладе содержались аргументы о предполагаемых последствиях будущего строительства. Громадный бассейн озера Ильмень представлял собой низменность, в центре которой – неглубокая котловина – само озеро. Уклон этой низменности в сторону Балтийского моря очень небольшой. Единственный канал, по которому стекают излишки воды – Волхов. Заграждение его русла какой бы то ни было постоянной преградой, неминуемо приведёт к уменьшению и без того малого уклона. От этого произойдут тяжёлые последствия: прекратится осушение болот; бесследно пропадут денежные средства и труд многих поколений. Местный климат ухудшится. Начнутся ранние холода, частые туманы, позднее будет наступать тепло. Расползутся мхи и поглотят культурные земли.

Наконец, возникнут болезни, присущие таким местностям: малярия, ревматизм, тифозная горячка. Поэтому Волхов, «этот естественный канал, не должен быть заграждаем никаким препятствием».

К докладу Управа приложила прошение новгородскому губернатору. В нём было выражено опасение местных жителей предполагаемым затоплением прибрежных земель. Живущие в деревне, не имея в будущем сенокосных лугов и корма для скота, лишатся его и обнищают, так как именно животные обеспечивают крестьян хлебом, пищей и оплату всех казённых повинностей.

Правительственная газета «Новое время» сообщала, что министр путей сообщения намерен провести через Государственную Думу закон о передаче частным лицам права эксплуатации Петропавловских порогов. Кроме того, появились сведения, что некоторые предприимчивые финансисты уже скупают земли у порогов по берегам Волхова.

Волховские помещики решили предпринять ответный ход. Земская управа вынесла решение о том, что передача Волховских порогов в концессию частным предпринимателям не соответствует местным и общегосударственным интересам. Поэтому это решение необходимо отменить. В Петербург была направлена делегация. Возглавил её князь, имевший знакомства в финансовых сферах. Ехал он с наказом: добиться отмены постройки плотины, а особенно – концессии.

Борьба продолжалась несколько лет. В итоге волховский проект был переработан. В новом варианте не предполагалось использовать Ильмень как водохранилище. Высота плотины уменьшалась. Подпор волховских вод распространялся до Ильменя лишь при самых низких уровнях воды. Однако землевладельцев не устраивал и этот проект.

В сложную борьбу интересов вступила еще одна сила: мощная финансовая организация, заинтересованная в том, чтобы Петербург не снабжался дешёвой гидроэнергией. Эта организация была связана с «Обществом электрического освещения 1886 года», владевшим тепловыми электростанциями. Произошла ожесточённая закулисная схватка. Новгородские помещики и «Общество 1886 года» вышли из неё победителями. Проект Волховской ГЭС снова отложили.

В 1914 году Г.О. Графтио представил третий эскизный вариант силовой станции на Волхове, сделанный применительно к новым, более мощным одноколёсным вертикальным гидротурбинам мощностью по 10.000 л.с. (И.И. Кандалов, Н.А. Караулов). Но и он не был осуществлён в виду сильного сопротивления иностранных акционерных электрических обществ, владевших паровыми станциями. Для них было не прибыльно снабжение Петербурга дешёвой государственной электроэнергией.

Развитие гидроэнергетики в России по-прежнему тормозили: частноправовая практика по использованию водной энергии; нерешённость вопроса о принудительном отчуждения земель у порогов (несмотря на неоднократную постановку его Всероссийскими электротехническими съездами и Обществом судоходства); небольшой опыт по использованию гидроэнергии; недостаток специалистов в этой области.

Начавшаяся Первая мировая война заставила вновь решать вопрос о строительства вблизи Петрограда гидростанций. Но в условиях войны и надвигающихся революционных потрясений решить проблемы электроснабжения столицы оказалось невозможным. Оправдались предсказания русских инженеров-патриотов об опасной зависимости промышленности столицы от иностранного капитала, топлива и электроэнергии.

Н. КАРЕЛИН,
историк

Продолжение следует

Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение: